Выставки

 

Уважаемые посетители Музея-заповедника! Напоминаем, что выставка произведений Т. Мавриной «Цвет ликующий» завершает работу 23 апреля с. г.

 

 

ВЫСТАВКА ,,ЦВЕТ ЛИКУЮЩИЙ,,. ПРОИЗВЕДЕНИЯ Т. МАВРИНОЙ, Н. КУЗЬМИНА, С. СОКОЛОВА

 

 

Период проведения выставки: 24 марта — 23 апреля 2017 года

Место проведения: флигель «Поленовская дача»

 

Весенний подарок нашему абрамцевскому зрителю — выставка «Цвет ликующий» станковой графики Татьяны Мавриной и Николая Кузьмина, предметов декоративно-прикладного искусства Сергея Соколова, современного мастера из Городца.

Сила цвета, свежесть, свобода — первые и главные ощущения от живописи Мавриной. Мы не оговорились — от живописи, потому что независимо от техники — акварель, темпера — работы художницы живописны. В каждом новом этюде она вновь открывает мир — цветной и пластичный. Поражает бесконечная молодость глаза, вдохновенность, отсутствие усталости или отписки. Отсюда и название выставки «Цвет ликующий», авторское, по сути: так называется книга дневниковых записей и эссе Татьяны Алексеевны Мавриной (Молодая гвардия, 2006), которую советуем прочитать. Книга зрелой самобытной ярчайшей художницы XX века, полная озорства, парадоксов, точных вневременных оценок событий, явлений и людей.

Что же наша выставка? Она — о цвете, о том, как цвет менялся в творчестве Мавриной по мере изменения её жизни, художественных практик, мироощущения и мироустройства. Напомним, Татьяна Алексеевна Маврина — ровесница XX века. Она родилась в Нижнем Новгороде в 1900 году, умерла в Москве в 1996 году. Училась во Вхутемасе-Вхутеине (1921−1929) у Н.&ndsp;Синезубова, Г.&ndsp;Фёдорова, Р.&ndsp;Фалька, и учителя её были последователями и проводниками новейшей французской живописной школы. Впервые Татьяна Маврина (тогда ещё Лебедева) выставлялась на выставке художников «Рост» (1928). В дальнейшем принимала участие во многих выставках в СССР и за границей. Художница вместе с мужем Н. В. Кузьминым входила в группу «Тринадцать» (1929–1931), последнее независимое художественное объединение Советской России. Тринадцать художников-графиков культивировали быстрый, лёгкий, набросочный рисунок, основанный на непосредственных впечатлениях, полученных от натуры. Ядро группы составили художники, работавшие в газете «Гудок», с которой в конце 1920-х годов сотрудничали Ильф и Петров, Олеша, Катаев, Булгаков. Разные люди, разные художники, но объединяло их чувство юмора, «вкус к зарисовке острого мига жизни».

В 1930-е годы она работала как художник книги (иллюстрировала произведения Франса, Гофмана, Бальзака), писала экспрессивно-живописные станковые вещи, порой с мягким эротическим оттенком (серия Ню). Приходилось зарабатывать на жизнь рисованием санитарных плакатов, раскрашиванием пуговиц. О тех временах Маврина напишет позже, иносказательно, по-художнически: «После долгой подготовки эпохи Возрождения родилась многоголосая живопись конца ХIХ, начала ХХ веков и немного дальше, пока не нарушилось чувство меры, и не умерла "улыбка"».

Наша выставка «начинается» с 1940-х годов. Зритель увидит необычайно пластичные, изысканно тональные, воздушные акварели Мавриной. Им в поддержку — акварели и гуаши Николая Васильевича Кузьмина 1930-х−1940-х годов. Кузьмин известен как иллюстратор классических произведений русских и зарубежных писателей XIX – начала XX века, как мастер тонкого филигранного рисунка. Мы же представляем его станковую графику: пейзажи, букеты, портреты. Они в большинстве своём никогда не выставлялись и неизвестны специалистам и широкой публике. Особый интерес к этой технике у Кузьмина появился после работы во ВХУТЕИНе в 1930 году, где он вместе с К. Н. Истоминым преподавал акварель. Многие из представленных работ написаны Николаем Васильевичем на дачах, в Подмосковье, на которых Кузьмин и Маврина проводили каждое лето, начиная с 1933 года. Темы дачных работ этого периода — букеты. Вот записи из дневников Кузьмина: «Т. [Татьяна Маврина] писала ромашки, ничего не вышло. Я сперва сделал букет на красном фоне. Потом этот же букет в стиле раннего футуризма. Т. очень нравится, мне тоже. Я гордый». Пейзажи Кузьмина, живые и импрессионистические, передают дыхание времени и показывают Москву, в которой человек ещё не вытеснен из городской среды урбанизацией и автомобилями. Портрет Мавриной написан Кузьминым под влиянием «стиля группы "Тринадцать"» — набросочно-законченный, «стоп-кадровый», строго графичный. А свой автопортрет он решает в другом ключе: реалистично буднично, но не скучно.

Особый раздел выставки, собственно, и определивший её замысел, название, посвящён темперам Татьяны Мавриной 1970-х−1980-х годов. Посмотрите на дату и определите, в каком возрасте написаны художницей заразительные по образам и мощнейшие по цвету работы. В натюрмортах и пейзажах художница создала собственную, мавринскую условность, в которой свобода и раскрепощённость легко соединяются с высокой точностью, как, впрочем, всегда бывало в творчестве больших художников. Для нас эти работы дороги и ценны тем, что написаны они в Абрамцеве, или его окрестностях. И подарены Мавриной музею, что свидетельствует о ещё одной грани её таланта — бескорыстии.

Когда мы готовили выставку, помнили о любви художницы к предметам народного искусства, о её страсти собирателя, коллекционера. Рискнули внести в пространство выставки деревянные скульптуры, городецкую игрушку Сергея Соколова, современного мастера из Городца. Он владеет тайной нижегородской глухой резьбы, опытно знает, что такое топорно-щепная балбёшка, разгадал секрет знаменитых движущихся игрушек Тимофея Красноярова. В игрушке он по-настоящему нашёл себя. В его стиле — стиле «наива» — огромное количество возможностей и тем. «Все мы дети, — говорит Соколов, — может, степень детскости разная». Городецкое искусство — светлое, наивное и всё про счастье. Созвучно настроению творчества Татьяны Мавриной, не правда ли?

Сила Мавриной в том, что, имея огромные знания, она всегда была собой, не боялась себя, не изменяла себе и цвету ликующему.

 

 

 

 

 


 

 

 

 

ВЫСТАВКА ,,ОБЕД В УСАДЬБЕ,,

 

 

Период проведения выставки: с 15 марта 2017 года

Место проведения: отдел художественных ремёсел Музея-заповедника «Абрамцево» (г. Хотьково, ул. Кооперативная, д. 23)

 

Владелец усадьбы Абрамцево Сергей Тимофеевич Аксаков стал широко известен русской читающей публике своими первыми книгами, посвящёнными охоте и ужению рыбы. Эти сочинения, написанные им уже на склоне лет, завоевали сердца читателей прекрасным описанием природы и житья различных зверей, птиц и рыб. По замечанию друга Аксакова И. С. Тургенева, «если бы тетерев мог рассказать о себе, он бы, я в этом уверен, ни слова не прибавил к тому, что о нём поведал нам г. Аксаков».

Но у охоты и рыбалки есть и другая сторона, которой С. Т. Аксаков тоже касался в своих произведениях – кулинарная. Сергей Тимофеевич был охотником и рыболовом, но он хорошо разбирался и в правилах приготовления добытой снеди на охоте. Вот некоторые его характерные наблюдения и тонкие замечания из области гастрономии:

«Мясо старых журавлей всегда сухо и довольно чёрство, но имеет весьма приятный вкус и запах дичины. Мясо же молодых отлично хорошо, мягко и сочно... Молодой жареный журавль, по-моему, очень вкусен; всего же пригоднее он для фарша в паштет и для окрошки.»

«Живые, не истомлённые долгим сиденьем в прорезях судаки составляют лакомое и здоровое блюдо; это необходимая принадлежность хорошего стола… Для постников это драгоценная рыба: вкусна даже перемёрзлая, здорова, не костлива, на всё пригодна, не приедается и дёшева. Одним словом – это постная говядина.»

Семье Аксаковых историки посвятили немало научных работ, но до сих пор их внимание было сосредоточено в основном на литературной и идейной деятельности С. Т. Аксакова, его сыновей и родных. Материальная, бытовая, в том числе и кулинарная сторона жизни аксаковской семьи оставалась сравнительно малоизученной. Новые источники позволяют нам приоткрыть завесу и над этой, повседневной стороной жизни аксаковского семейства. Именно ей посвящена настоящая выставка.

Экспозиция позволит нам представить, как выглядел накрытый стол семьи Аксаковых, и вообще дворянской семьи первой половины XIX века: на каком стекле и фарфоре подавались кушанья и напитки, как сервировался стол, а также рецепты русской кухни времён С. Т. Аксакова. Все эти мелкие детали повседневной жизни аксаковской семьи, из которых складывался её быт, позволяют нам лучше понять и прочувствовать исторический и бытовой фон, на котором рождалось замечательное литературное творчество Аксаковых.

 

 

 

 

 

 

 


 

 

 

АРХИВ СТРАНИЦЫ